КАК ЗАЩИТИТЬ СВОЙ БИЗНЕС: ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЕ РИСКИ (ЧАСТЬ 3)

29 января 2021 7:56

РИСКИ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИВЛЕЧЕНИЕМ

К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Риски привлечения к уголовной ответственности предпринимателей являются достаточно животрепещущей темой для бизнесменов.

Низкая, согласно официальной статистике, вероятность вынесения оправдательного приговора в сочетании с негативной информацией в СМИ по условиям содержания и отбывания наказания выводит вопрос о личных рисках при осуществлении предпринимательской деятельности на уровень жизненно важных для бизнес-сообщества.

Наиболее распространенными статьями УК РФ, по которым представители бизнеса привлекаются к ответственности, называют:

- ст. 146 ("Нарушение авторских и смежных прав");

- ст. 159 ("Мошенничество");

- ст. 160 ("Присвоение или растрата");

- ст. 199 ("Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией - плательщиком страховых взносов");

- ст. 201 ("Злоупотребление полномочиями");

- ст. 210 ("Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)").

Также в последнее время из-за общего увеличения количества споров, связанных с банкротством компаний, актуальны вопросы привлечения к ответственности по ст. 196 ("Преднамеренное банкротство"), и ст. 197 ("Фиктивное банкротство" УК РФ).

Исходя из практики консультирования представителей бизнеса, основными рисковыми факторами при осуществлении обычной хозяйственной деятельности, которые в дальнейшем провоцируют возбуждение уголовных дел, являются:

- совершение сделок на нерыночных условиях (заниженная или завышенная цена), соответственно, разница между указанными ценами может оцениваться как ущерб;

- невозврат ранее полученных кредитов, наличие неисполненных в срок обязательств;

- осуществление трансграничных расчетов, за исключением хозяйственных договоров, в соответствии с которыми предусматривается реальный товарообмен (выполнение работ и оказание услуг). Так, подозрения правоохранительных органов вызывают операции по выплате дивидендов в пользу владельца компании, займы, расчеты по сделкам и т.п.

Еще раз подчеркнем, что в рамках данной главы рассматривается так называемая обычная хозяйственная деятельность, когда оценка деятельности бизнесмена в качестве преступной вызывает у него недоумение. В основе этого лежит различный взгляд следственных органов и бизнесмена на вопрос о наличии преступного умысла и собственно допустимости предпринимательского усмотрения при ведении бизнеса.

Из практики консультирования можно выделить несколько типовых заблуждений бизнесменов.

Первое заблуждение - "я у себя ничего украсть не могу".

Допустим, мы имеем дело с ситуаций, когда у компании один владелец, который дает своим подчиненным указание на совершение сомнительных сделок. Таковыми могут быть сделки, по которым не получено исполнение, сделки, направленные на продажу имущества по заниженной цене, приобретение чего-либо дорогостоящего, но не используемого в обычной деятельности (например, приобретение предмета искусства сомнительного качества и стоимости). Однако, с точки зрения следователя, совершением подобных сделок наносится ущерб организации. При этом уголовно-правовые проблемы могут возникнуть в следующих случаях.

При смене владельца компании (подобные сделки могут быть квалифицированы как наносящие ущерб новому владельцу), а также, если в состав участников (акционеров) впоследствии входят новые участники.

При наличии просроченных кредитов. В этом случае ухудшение финансового положения вследствие заключения невыгодных сделок может быть квалифицировано как умысел на невозврат кредитов.

При наличии кредиторской и налоговой задолженностей уменьшение активов компании может трактоваться как уменьшение возможностей различных кредиторов на удовлетворение своих потребностей.

При банкротстве организации.

Второе заблуждение - "внутри группы компаний я могу делать все, что захочу".

Предположим, что мы имеем дело с бизнесменом, который является собственником нескольких компаний. В рамках своей компетенции он принимает решение о перегруппировке своих активов. Аргумент бизнесмена: "Я могу переставить стулья в своей квартире. Почему я не могу переставить имущество в своих компаниях?".

К сожалению, это также может быть поставлено под сомнение проверяющими. Проблемы уголовно-правового характера могут проявиться как по мотивам, перечисленным выше, так и по мотивам создания схемы по искусственному занижению налоговой базы (в частности, когда производственное оборудование одной компании передается другой компании, соответственно, расходы производственной компании вырастают в связи с необходимостью аренды такого оборудования).

Примером может являться дело АО "Башнефть", когда поводом для уголовных претензий к владельцу компании послужила ранее произведенная реорганизация. И хотя уголовное дело в отношении владельца АФК "Система" В. Евтушенкова (АФК "Система" являлась основным акционером АО "Башнефть") было прекращено, АФК "Система" заплатила крупную компенсацию в пользу НК "Роснефть" (новый акционер АО "Башнефть") в процессе гражданско-правового спора.

Третье заблуждение - "моя компания должна работать на меня, я могу пользоваться всем, чем захочу".

Нередко встречается ситуация, когда организация перечисляет своему акционеру деньги в качестве займов, совершает сделки по сомнительным основаниям, предоставляет в пользование имущество. Позиция владельца о законности всех своих распоряжений имуществом организации также является заблуждением, поскольку имущество организации принадлежит только этой организации. Отношения с акционером (участником) строятся в рамках корпоративного и гражданского законодательства, посредством формирования органов управления организации, выплаты дивидендов, осуществления гражданско-правовых сделок. Следовательно, должны соблюдаться все требования закона.

Примером уголовного дела по сходному вопросу может явиться приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.03.2015 N 1-11/2015.

Четвертое заблуждение - "нехватка денежных средств ("кассовый разрыв") является достаточным основанием для совершения сделки продажи активов (продукции) по заниженной цене".

К сожалению, дело обстоит ровно наоборот. Нехватка денежных средств является, как правило, следствием значительного объема кредиторской задолженности в структуре баланса. Возможно, организации в будущем предстоит подвергнуться процедуре банкротства, и решение сиюминутных проблем ликвидности может не позволить в дальнейшем расплатиться со всеми кредиторами, так как организация лишится необходимых оборудования и материалов для производства.

Как указывалось выше, заключение сделок по заниженной стоимости является самостоятельным рисковым фактором возможного уголовного преследования. В связи с этим при шатком финансовом положении организация, напротив, должна как можно более тщательно подходить к обоснованию своей ценовой политики и выбору контрагента.

Также следует руководствоваться правилом: "нет приоритетных и неприоритетных кредиторов". Хозяйственная деятельность должна вестись таким образом, чтобы учитывались интересы всех кредиторов, в том числе тех, которые возникнут в будущем (например, при длящихся сделках имеется возможность определить время и размер обязанностей, которые возникнут в будущем).

Продажа производственных активов предприятия при определенных условиях может рассматриваться как действия, направленные на создание неспособности организации в полном объеме удовлетворить требования кредиторов и уплатить обязательные платежи.

Примером подобного уголовного дела является Постановление Президиума Ростовского областного суда от 07.06.2018 N 44у-115.

Пятое заблуждение - "нет документов, значит, нет доказательств, вывод - невозможно привлечь к ответственности в условиях отсутствия документов".

Нередко, когда организация попадает в сложное положение, принимается решение об уничтожении (сокрытии) документов. А иногда случается и стечение несчастливых обстоятельств, например, стихийное бедствие или пожар. К сожалению, утверждение о пользе отсутствия документов в ряде случаев также является заблуждением по следующим основаниям.

Во-первых, проверяющие могут восстановить документооборот, запросив соответствующие сведения у банка, у организаций-контрагентов, и по данным налоговой отчетности, а также документам, которые представлялись в налоговую инспекцию.

Во-вторых, в случае невозможности (или нежелания) восстановления отсутствующих документов следственные органы могут прибегнуть к услугам различных экспертов и определить экспертным путем размер практически всего, в чем имеется интерес: и ущерба, и объема сделок, и экономической выгоды, а также всего, что посчитают нужным. При этом источники информации при производстве экспертизы практически ничем не ограничены. Это могут быть как статистические данные по соответствующей отрасли, так и информация, полученная об объемах производства на других предприятиях, и иные данные. Бизнесмену будет сложно в отсутствие доказательств добиться установления истины по своему делу и представить возражения на сделанную экспертизу.

Кроме этого, в случае введения процедуры конкурсного производства в процессе о банкротстве организации будет иметься необходимость передачи бухгалтерской и иной документации конкурсному управляющему на основании ст. 126 Закона о несостоятельности. Если руководитель не исполнит указанную обязанность, он может быть привлечен впоследствии к субсидиарной ответственности.

Шестое заблуждение - "я не могу быть привлечен к ответственности, если я не получил выгоды от совершения действий, инкриминируемых мне как преступное деяние".

Данное утверждение также является ложным.

Например, в соответствии со ст. 201 "Злоупотребление полномочиями" УК РФ преступным деянием является использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Данное положение закона не предусматривает обязательную выгоду непосредственно привлекаемого к ответственности лица.

В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" говорится о том, что при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать:

- корыстную заинтересованность - стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.);

- иную личную заинтересованность - стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

Таким образом, существующие правовые подходы предполагают возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, осуществляющих управленческие функции, в отсутствие фактов личного обогащения и личной выгоды.

Седьмое заблуждение - "если есть судебное решение по спору, касающемуся сделки или ее исполнения, то можно считать, что суд проверил законность данной сделки".

Данный довод является заблуждением, поскольку суд при рассмотрении того или иного дела оценивает спорные правоотношения исключительно по обстоятельствам, сообщенным сторонами суду, и в соответствии с документами, имеющимися в материалах дела. При наличии иных обстоятельств и доказательств суд может принять иное решение по, казалось бы, схожему спору. Состоявшееся решение также может быть отменено по вновь открывшимся обстоятельствам в соответствии со ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ. Кроме этого, в судебном акте, выносимом по итогам рассмотрения уголовного дела, должны быть установлены иные обстоятельства, которые, как правило, не устанавливаются при рассмотрении гражданско-правовых споров.

Например, в Апелляционном определении Московского городского суда от 02.04.2019 N 10-2716/2019 осужденные по ст. 210 ("Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)") и ст. 201 ("Злоупотребление полномочиями") УК РФ ссылались на тот факт, что сделки, инкриминируемые впоследствии как направленные на совершение преступления, нашли свое отражение в решении Высокого суда Англии и Уэльса и оценены данным судом как обычные коммерческие сделки. Суд, рассматривающий уголовное дело, посчитал, что решение английского суда вынесено на основе иностранного права по гражданскому, а не по уголовному делу и не в соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством, по которому подлежат доказыванию обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ. В связи с этим такие обстоятельства, как событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, характер и размер вреда, причиненного преступлением, не устанавливались в гражданском процессе в английском суде в рамках исковых требований. В результате факт наличия судебного решения по гражданско-правовому спору в данном случае не помог подсудимым доказать свою невиновность.

В некоторых случаях и вовсе следственные органы приводят доводы о том, что судебные акты вынесены вследствие имитации судебного процесса между сторонами и являются элементами преступного замысла.

Сам по себе судебный акт по гражданскому спору не может быть "индульгенцией" от уголовного преследования в связи с совершением тех или иных сделок. Рекомендации по использованию того или иного судебного акта при построении позиции в случае уголовного преследования должен дать адвокат - защитник, представляющий интересы организации и (или) его руководителя по конкретному спору.

Восьмое заблуждение - "к следственным действиям и оперативным мероприятиям невозможно подготовиться, это всегда внезапное стечение обстоятельств".

Безусловно, оперативные мероприятия на то и оперативные, что осуществляются внезапно, с целью получения максимально возможных доказательств и документов. Однако представляется целесообразным проведение определенной подготовки к возможным визитам правоохранительных органов.

Прежде всего необходимо заручиться поддержкой двух-трех адвокатов, которые в случае необходимости будут готовы представлять интересы организации и ее должностных лиц при проведении оперативно-следственных мероприятий.

Также рекомендуется провести правовой анализ деятельности организации на предмет выявления уголовно-правовых рисков в хозяйственной деятельности.

Кроме этого, в случае проведения обыска и изъятия документов желательно стремиться к тому, чтобы изъятые документы были описаны.

Зачастую в протоколах обыска указывается, что изъяли определенное количество коробок и папок с документами, но опись изымаемых документов не предоставляется. Впоследствии организации бывает трудно доказать факт изъятия конкретных документов. Это может вызвать проблемы с подтверждением расходов при исчислении налога на прибыль, а также при заявлении вычетов по НДС и с исполнением требований налоговых органов о предоставлении документов в случае проведения соответствующих проверок. Помимо прочего, в случае дальнейшего банкротства организации могут возникнуть сложности, связанные с передачей бухгалтерской и иной документации конкурсному управляющему. Напомним, что неисполнение данной обязанности, в свою очередь, является одним из оснований привлечения к субсидиарной ответственности руководителя организации-банкрота.

Таким образом, рекомендуется хранить документы организации в пределах 15 лет (принять решение о целесообразности хранения того или иного вида документации поможет адвокат).

РИСКИ, СВЯЗАННЫЕ СО ВЗЫСКАНИЕМ УБЫТКОВ

С РУКОВОДИТЕЛЕЙ

Будучи руководителем, менеджер несет повышенную ответственность по сравнению с рядовым сотрудником - как гражданско-правового характера, так и вытекающую из риска быть привлеченным к административной или уголовной ответственности. Отчасти данные риски оправдываются более высоким уровнем вознаграждения по сравнению с рядовыми сотрудниками.

Вопросы гражданско-правовой ответственности органов юридического лица, а также контролирующих лиц регулируются ГК РФ (п. 3 ст. 53, ст. 53.1), а также положениями Закона об АО (ст. 71) и Закона об ООО (ст. 44).

В частности, в п. 3 ст. 53 ГК РФ установлено следующее:

"Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.)".

В ст. 53.1 ГК РФ, которая так и называется - "Ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица", закреплено:

"1. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

2. Ответственность, предусмотренную пунктом 1 настоящей статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании.

3. Лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

4. В случае совместного причинения убытков юридическому лицу лица, указанные в пунктах 1 - 3 настоящей статьи, обязаны возместить убытки солидарно.

5. Соглашение об устранении или ограничении ответственности лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, за совершение недобросовестных действий, а в публичном обществе за совершение недобросовестных и неразумных действий (пункт 3 статьи 53) ничтожно.

Соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в пункте 3 настоящей статьи, ничтожно".

В ст. 71 Закона об АО, посвященной ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), управляющей организации или управляющего, предусматривается:

"1. Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

2. Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и управляющая организация или управляющий, несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и управляющая организация или управляющий, несут ответственность перед обществом или акционерами за убытки, причиненные их виновными действиями (бездействием), нарушающими порядок приобретения акций общества, предусмотренный главой XI.1 настоящего Федерального закона.

При этом в совете директоров (наблюдательном совете) общества, коллегиальном исполнительном органе общества (правлении, дирекции) не несут ответственность члены, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу или акционеру убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

3. При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющей организации или управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

4. В случае если в соответствии с положениями настоящей статьи ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом, а в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 2 настоящей статьи, перед акционером является солидарной.

5. Общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных обществу убытков в случае, предусмотренном абзацем первым пункта 2 настоящей статьи.

Общество или акционер вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных ему убытков в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 2 настоящей статьи.

6. Представители государства или муниципального образования в совете директоров (наблюдательном совете) общества несут предусмотренную настоящей статьей ответственность наряду с другими членами совета директоров (наблюдательного совета) общества".

Аналогичные положения содержатся в ст. 44 Закона об ООО:

"1. Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

2. Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При этом не несут ответственности члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

3. При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

4. В случае если в соответствии с положениями настоящей статьи ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной.

5. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник".

Таким образом, лицо, которое в силу закона выступает от имени юридического лица, должно действовать в интересах данного лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица возместить убытки, причиненные юридическому лицу.

Обратите внимание: директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

В п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ о некоторых вопросах возмещения убытков содержатся пояснения по вопросу квалификации действий лица, осуществляющего управление организацией, как неразумных.

Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", применяя положения ст. 53.1 ГК РФ об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, суды принимают во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.

Члены совета директоров могут быть привлечены к солидарной ответственности с директором, если они одобрили вменяемую ему в ответственность сделку или воздержались от голосования за такую сделку (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ о некоторых вопросах возмещения убытков).

Однако на практике неизмеримо чаще встречаются ситуации привлечения к ответственности директора, поскольку он несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

2016-2024 © PALYULIN.RU