Наши специалисты с радостью ответят на ваши вопросы! Закажите звонок прямо сейчас.

Налоги с биткоинов: как рассчитать?

23 июля 5:00

Источник: blockchain.ru

Почему криптовалюту склонны расценивать как «иное имущество»? Разбираемся вместе с юристом.

Не так давно в первом чтении в Госдуме было принято три законопроекта, касающихся регулирования сферы криптовалют. Им еще предстоит пройти дополнительные чтения и доработки, однако общая картина будущей нормативной базы вырисовывается уже сейчас. Тем удивительнее, что в повестку дня почти не попал один из главных вопросов, волнующих российское криптосообщество: так как там с налогами?

Действительно, обращаясь к теме криптовалют, инвесторы и трейдеры нередко задаются вопросом, как именно им предлагается рассчитывать свой доход и с какого момента и по какой ставке начинать платить с него налог. При этом далеко не все из них действуют из соображений опасения за свои средства – умные предприниматели понимают, что благоприятный климат для развития криптоиндустрии зависит от лояльности государства, а следовательно, уплата налогов с криптовалютных операций и ICO выгодна обеим сторонам.

Еще в конце 2017 года Минфин предложил в отсутствие специального законодательства распространить на биткоины общие положения по уплате НДФЛ, но с тех пор ситуация по отрасли изменилась мало: даже те криптоэнтузиасты, которые горят желанием исполнить свой гражданский долг по уплате налогов, сталкиваются с нежеланием налоговых органов принимать их декларацию и с подозрением в незаконных операциях с денежными суррогатами.

Разобраться в ситуации мы попросили Максима Харитонова, эксперта из юридического бюро «Палюлин и партнеры»:

Итак, один из законопроектов (проект Федерального закона №424632-7), вводит такое понятие, как «цифровые деньги» (криптовалюта) и закрепляет главное правило – законным средством платежа они не являются.

Однако в случаях и на условиях, в перспективе установленных законом, цифровые деньги смогут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства (п. 2 новой статьи 141.1 ГК). Да, в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке, но все же. Наряду с иностранной валютой цифровые деньги можно будет использовать также при формулировании валютных оговорок в соглашениях (коррективы статьи 317 ГК).

Что для этого потребуется?

Описывая, каким образом будет осуществляться легальный оборот цифровых денег, в законопроекте 141.1 ГК применяется известный юридико-технический прием – правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам. Но если цифровые права дают возможность у кого-то что-либо потребовать, то цифровые деньги такой возможности не дают, они не обеспечены ничем. На данном этапе это лишь условные единицы, созданные с помощью вычислительных технологий.

Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег, и что такие деньги переходят от одного лица к другому только с помощью записи. Указанный прием позволит также включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу, однако следует понимать, что практически это будет возможно лишь тогда, когда будет техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на эти активы.

С этой точки зрения любопытен следующий прецедент:

Постановлением от 15.05.2018 по делу № А40-124668/2017 Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал, что понятие «иное имущество» с учетом современных экономических реалий и информационных технологий можно толковать максимально широко. Поэтому криптовалюту нельзя расценивать иначе как «иное имущество».

Стоит пояснить, что, согласно ст. 18 ГК РФ, граждане могут иметь имущество на праве собственности, совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах, а также иметь иные имущественные права. Согласно ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, а также иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), нематериальные блага.

В силу того, что нормы гражданского права в ГК РФ предусматривают возможность свободной трактовки допустимых действий по соглашению сторон (т.н. диспозитивность), закрытый перечень объектов гражданских прав отсутствует. Действующее гражданское законодательство не содержит расшифровки понятия «иное имущество», упомянутое в статье 128 ГК РФ Гражданского Кодекса Российской Федерации, и с учетом современных экономических реалий и уровня развития информационных технологий допустимо максимально широкое его толкование.

При этом в своем Постановлении суд учитывает и находящийся в стадии рассмотрения Проект, предусматривающий определение базового понятия «Цифровое право» (вместо термина «токен») в системе объектов гражданских права (п. 1 ст. 128 ГК РФ). Любое имущество должника, имеющее экономическую ценность для кредиторов (включая криптовалюту), не может быть произвольно исключено из конкурсной массы без прямо предусмотренных ст. 131, 132, 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» либо иными федеральными законами оснований. Таким образом, признание криптовалюты «иным имуществом» не только подразумевает, что при обращении ее физическими лицами предусмотрено налогообложение, но и сама она может быть изъята в счет долга.

Тем не менее, физически осуществить передачу криптовалюты другому лицу в настоящий момент имеет возможность только владелец приватных ключей – блокчейн не позволяет самовольно изменять записи третьим лицам, будь они хоть налоговыми органами, хоть кредиторами.

Также в письме ФНС России от 04.06.2018 года № БС-4-11/10685 «О порядке налогообложения доходов физических лиц» говорится о том, что доходы от операций с криптовалютами облагаются НДФЛ. Но в настоящее время и до окончательного принятия всех находящихся в работе законопроектов законодательством РФ не определен правовой статус криптовалют, а также не установлены особенности налогообложения операций с ними.

Вместе с тем сообщается о возможности при определении налоговой базы по доходам, полученным от операций купли-продажи криптовалют, исходить из положений абзаца первого подпункта 2 пункта 2 статьи 220 НК РФ: налоговую базу определять в рублях как превышение общей суммы доходов, полученных в налоговом периоде от продажи соответствующей криптовалюты, над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение (т.е. прямая выгода). Скорее всего, именно этот подход и будет принят за основу в ближайшее время до окончательной доработки нормативной базы по цифровым активам, и им стоит руководствоваться при подаче декларации о доходах.

Однако на практике картина несколько менее радужная: использование криптовалют вызывает пристальное внимание «контролеров» различных государственных служб. Совершение цифровых сделок может навлечь подозрение в том, что лицо осуществляет операции, направленные на финансирование терроризма и легализацию доходов, полученных преступным путем. Более того, оказание российскими фирмами услуг по обмену виртуальных валют на «денежные знаки государства» и товары (работы, услуги) «контролеры» склонны рассматривать как свидетельство вовлеченности в осуществление сомнительных операций (см., например, Информационное сообщение Росфинмониторинга «Об использовании криптовалют», а также Информацию Банка России от 27.01.2014 «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, биткоин»).

Кроме того, финализированной точки зрения регуляторов на то, как стоит расценивать цифровые активы, пока нет – есть лишь правоприменительная практика. Так, глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков недавно проговорился, что «цифровые активы будут учитываться не как имущество, а как новый вид имущественных цифровых прав», что, согласитесь, фундаментально разные вещи (в том числе с точки зрения Налогового кодекса). Так или иначе, скорее всего, налог на криптовалюту придется платить всем – и физическим, и юридическим лицам.

Из вышесказанного можно сделать выводы о том, что работа на территории России с криптовалютой начинает приобретать все более правовой характер и появляется первая судебная практика, относящая криптовалюту к «иному имуществу», которая к тому же при обращении подвергается налогообложению.  Это можно расценивать положительно с точки зрения легализации отрасли (и отрицательно с точки зрения повышения налоговой нагрузки), но даже с учетом таких реалий, осуществлять оборот криптовалюты на территории России следует крайне осторожно.

2016-2018 © PALYULIN.RU